Стрелял в землю или в голову? Один из главных вопросов в деле бизнесмена Гаджиева

Сегодня обвиняемый в убийстве сотрудника УрО РАН оказался на скамье подсудимых. Правда, его адвокаты уверяют, что это было не умышленное убийство, а самооборона

Подробности убийства уральского ученого останутся за закрытыми дверями. Его родные попросили вести процесс не на камеру — по этическим соображениям. Несмотря на протест подсудимого и его адвокатов, журналистам указали на выход. У Ришата Гаджиева уже целая армия защитников. Сегодня в ее ряды вступил и его дядя Мигдад. Он специально приехал из Дагестана, чтобы вступиться за без вины виноватого, по его мнению, племянника. Конфликт между бизнесменом и сотрудниками УрО РАН разгорелся осенью прошлого года на остановке «Комсомольская». Работников НИИ возмутило то, что Гаджиев припарковал свой внедорожник прямо на тротуаре, пока бегал в киоск. Как выяснило следствие, ученые были нетрезвы, так что перепалка вскоре перешла в потасовку. Водитель достал травматический пистолет и несколько раз выстрелил. Сейчас подсудимый объясняет, что принял обидчиков за конкурентов по бизнесу — тогда они ему тоже угрожали. Из-за шальных пуль Олег Шепатковский скончался в больнице. На его голове обнаружены многочисленные травмы — они, по мнению экспертов, и стали причиной смерти. Поэтому гособвинение и адвокаты потерпевших считают, что это было умышленное убийство. А был ли выстрел? В заключении экспертов ни слова о том, что Шепатковский получил пулевое ранение в голову. По мнению адвокатов подсудимого, Гаджиев, защищаясь, лишь ударил ученого пистолетом по голове. А значит это необходимая самооборона. Попала ли хоть одна пуля в Шепотковского и отчего действительно он умер — разобраться в этой скорее медицинской, чем криминальной загадке и предстоит суду. Если подтвердится версия следствия, Гаджиеву грозит до 15 лет лишения свободы.